+7 (391) 219-3-218

 

пр. Красноярский рабочий, д.35 

  пн-пт 9.00-17.00, обед 13.00-14.00

сб 10.00-15.00, без обеда вс-выходной

 

 

+7 (391) 219-3-218

 

пр. Красноярский рабочий, 35 

 пн-пт 9.00-17.00, обед 13.00-14.00

сб 10.00-15.00, без обеда вс - выходной

 

 

Верховный суд признал моральный вред за назойливость коллекторов

 

 

Верховный суд РФ отправил на пересмотр дело жителя Москвы, которому из-за несуществующей задолженности досаждали коллекторы. Пострадавший требовал возместить ему моральный вред, чего нижестоящие инстанции делать не стали.

Как пишет "Российская газета", персональные данные истца попали в "рабочий список" одного из коллекторских агентств. В течение некоторого времени ему поступали звонки и СМС-сообщения с требованием вернуть задолженность. После того, как гражданин обратился в суд с иском о компенсации морального вреда, коллекторы заявили, что удалили номер и уничтожили данные. Произошедшее они объяснили технической ошибкой.

Районный и городской суды удовольствовались этим объяснением. Во взыскании компенсации было отказано по причине "недоказанности злоупотребления ответчиком правом при телефонном взаимодействии". Также суды не согласились, что в отношении заявителя совершались "действия, направленные на причинение вреда, нравственных либо физических страданий".

Судебная коллегия Верховного суда РФ по гражданским делам посчитала иначе. Требования о компенсации морального вреда обоснованы "в большей степени не нарушением правил сбора и обработки персональных данных, а нарушением неприкосновенности его частной жизни посредством необоснованных и назойливых телефонных звонков", сказано в определении. То, что звонки совершались, нижестоящие инстанции все-таки признали.

Также ВС обратил внимание на отсутствие доказательств того, что банк поручал ответчику обработку данных заявителя. Удостоилась нареканий и пассивность судей, не оказавших истцу содействия в собирании и истребовании доказательств – в частности, тот так и не смог истребовать у оператора связи распечатку СМС-сообщений и детализацию звонков. Суды отказали в удовлетворении соответствующего ходатайства, сославшись на недоказанность нарушения прав истца "путем производства звонков и направления сообщений".